Эшли

Она сидела, забившись в угол комнаты и чувствовала разрушающийся мир. Этот мир был за пределами неё, за пределами ее тела и за пределами ее понимания. Привычный мир, который создавал для неё незыблемый оплот силы, оплот постоянства и мира начал раскачиваться и она, сидя в углу своей комнаты пыталась его остановить. Она была испугана новыми людьми, внезапно возникающими в их доме, с их странными разговорами, при которых бабушка быстро уносила ее наверх, она пугалась тихих шепчущих разговоров и людей, что прятали глаза и понижали голос до шепота, когда она приходила в гостиную. Поэтому в гостиную она старалась не приходить. Она тихонько сидела в своей комнате на полу и рассматривала свои игрушки. Играть не хотелось. Уже давно не хотелось играть. Она лишь расставляла игрушки вдоль стен комнаты, потом садилась и рассматривала их, потом залезала на кровать и  смотрела в окно на крыши соседних домов и на их задние дворики.

Она ждала маму… она сидела тихо в своей комнате и прислушивалась к звукам, доносящимся снизу, в надежде услышать рояль. Она думала, что когда мама придёт, она обязательно станет играть на рояле. Но теперь в ее комнату приходил папа. Она брал ее на руки и нёс во дворик их дома, где соорудил для неё веревочные качели с длиннющими веревками. Он сажал ее и качал на качелях, а у неё захватывало дух от высоты и скорости. Ей было страшно и сердце с каждым взлетом качель пыталось выпрыгнуть у неё из груди, в животе что-то сжималось и она ещё крепче сжимала кулачки, вцепившиеся в коричневые, жесткие веревки. Потом папа брал ее на руки и носил по двору, прижимая к себе и говоря, что все у них будет хорошо. Папа был для неё чем-то большим и важным, как корабль. Как один из тех кораблей, что проплывали под мостом на реке. Они часто ходили с папой смотреть на корабли. Папа ей много рассказывал о разных кораблях и она всегда восхищенно слушала. Так вот и он для неё был, как корабль: большой, сильный и надежный. Когда он носил ее на руках она тоже становилась большой и даже видела, что там за забором в соседнем дворике и хотя она уже давно знала каждый метр там, потому что изучила соседние дворики, гладя на них из окна своей комнаты. Но смотреть через забор для неё было интереснее, как будто они с папой были вместе непослушными и вместе нарушали правила.

Она очень скучала по маме, но не могла об этом сказать. Даже когда она шептала это папе на ушко, он сразу прижимал ее к себе и относил к бабушке. Поэтому она понимала, что спрашивать не надо. К ним приехала бабушка и она теперь пела песенки перед сном, а не мама. Все это было очень странно. Она видела, что их дом изменился, появлялись какие-то люди, но мама… мама просто исчезла. Она не могла это спросить ни у кого, потому что все считали ее маленькой и глупой.

Папа перестал спать в их с мамой комнате и оставался на ночь в гостиной, о чем постоянно причитала бабушка. Она убрала все мамины вещи, все ее красивые платья из шкафа и это очень расстраивало Эшли. Она почти каждую ночь просыпалась и в тихой темноте дома осторожно шла в комнату родителей, забиралась на кровать, по запаху находила подушку мамы и обнимала, вдыхая запах ее духов. Часто она там и засыпала, а утром бабушка опять ворча о чем-то ей непонятном относила Эшли в ее комнату.

Однажды она, как всегда, проснулась среди ночи. Она сидела, слушая темноту и сердце ее замирало от страха. Ей мерещились чудовища в углах комнаты и тени узора веток деревьев на стене казались зловещими. Она хотела заплакать, но боялась расстраивать бабушку. Немного посидев на кровати, она хотела, как обычно, направиться в комнату родителей, но открыв дверь, она увидела свет внизу на лестнице и тихонько пошла, влекомая тем светом. Она спускалась тихо, пролёт за пролетом лестницы и вот, наконец, она подошла к дверям гостиной. Одна из дверей была распахнута и поток света ярким прямоугольником падал на пол прихожей. Эшли тихонько подошла к двери и заглянула в комнату. Папа сидел за роялем и она видела, как он трогает пальцами белые клавиши, он гладил их, словно они были живые. Она смотрела завороженно. «Неужели папа тоже будет играть на рояле?» – думала она. На рояле всегда играла мама, но нет, не папа… Она наблюдала за ним из-за двери гостиной и чувствовала себя очень непослушной девочкой, которую обязательно отругает бабушка, если увидит. Но бабушка спала наверху и Эшли чувствовала себя частью этого мира, их мира, такого тёплого и родного мира. Мира, в котором были только мама, папа и она… Она смотрела, как отец нежно прикасается к клавишам и сердце у неё замирало от ожидания прихода мамы. Она думала, раз папа сидит за роялем, значит мама должна сейчас прийти, обязательно должна прийти. Она приложила ручки к губам, словно боясь потревожить эту волшебную тишину, которая вот-вот развеется от мелодии клавиш.

Но папа поднялся, бережно закрыл рояль и сел на диван. Эшли взволнованно смотрела на него. Вдруг папа закрыл лицо руками и зарыдал… Его плечи задрожали и вместе с ними задрожал весь ее такой хрупкий мир. Папа плакал, вытирая слёзы рукавом, а потом опять закрывал лицо руками. Эшли смотрела на него в ужасе. С каждым его вздохом ее мир рассыпался, превращаясь в бесконечные сотни каких-то песчинок, которые разлетались и исчезали. Она так и замерла закрыв рот ручками с ужасом глядя на рыдающего отца. Если папа, такой сильный папа, который был для неё чем-то самым надежным и почти как Бог, если папа, который может управлять тем огромным кораблем, папа, который может подбрасывать ее в самое небо… Если папа плачет, то значит все действительно плохо, значит мама никогда не вернётся. Значит мама не вернётся никогда… Ее объял ужас, ей казалось, что превращающийся в песок прежний мир просто засыпет ее, она в страхе метнулась наверх, вбежала в комнату и, не закрыв дверь, залезла под одеяло, укрылась с головой и заплакала. Она плакала громко, пытаясь перекричать свой страх, пытаясь перекричать свои мысли и, наконец, докричаться до мамы. Она сидела под одеялом, обхватив голову и кричала, что было сил…

Этот кошмар закончился вспышкой света. В комнату вбежала испуганная бабушка, вытащила ее из под одеяла и взяла на руки, прижав к себе.

– Мама! Ма-а-ма-а-а! Я хочу к маме-е-е! – Вопила во весь голос Эшли – Где моя мама?! – она не унималась.

– Прибежал испуганный папа и забрал Эшли у бабушки, пошёл в их комнату, уложил Эшли на мамину подушку и накрыл одеялом. Сам лёг рядом и обнял ее.

– Пожалуйста, не плачь, перестань плакать…- голос его дрожал – Эшли, милая, не плачь, мама не придёт.

– Она закрыла рот ручками и замолчала. С папой уже было все не так страшно, а то, что мама не придёт она уже и так знала. Так они и заснули вместе в ту ночь, перед порогом новой жизни, жизни в которой все будет иначе, где они будут вместе, но больше никогда не будет мамы…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.